Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Владимир Торин: литература приобретает новое значение
Экспертиза Краснодарский край,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Владимир Торин: литература приобретает новое значение
Автор книги «Амальгама» Владимир Торин рассказал «РБК-Юг» о литературе в современной жизни, важности любой книги и новых жанрах

Владимир Торин, кандидат политических наук. Родился 19 марта 1970 г. в Киеве. 1991г. — окончил Львовский военный институт культуры, на факультет журналистики. Один из основателей команды КВН «Эскадрон гусар». В разное время работал корреспондентом газеты Приволжского округа ВВ МВД РФ, начальником пресс-службы Приволжского округа внутренних войск МВД РФ (г.Нижний Новгород), сотрудником пресс-центра объединенной группировки вооруженных сил России в Чеченской республике (г. Ханкала), был собственным корреспондентом журнала «Огонек», газеты «СМ-сегодня» (Латвия), работал в Совете Федерации, в пресс-службе компании "Базовый Элемент", начальником управления общественных связей компании «РусПромАвто», пресс-секретарём Группы ГАЗ.

- Владимир, вы работали пресс-секретарем силовых структур и крупного бизнеса, редактором различных газет и изданий. Как получилось, что вдруг вы написали книгу?


Действительно, кем я только не был, и журналистом, и пресс-секретарем и т.д. До определенного момента я не знал, что я писатель. В то же время мне всегда нравилось читать исторические книги, изучать факты, находить их на улочках старинных городов. А потом рассказывать об этом друзьям.

С книгой получилась немного странная история. Однажды во время поездки в Венецию я проникся историей с зеркалами и тайнами с ними связанными. Мне захотелось про это написать. Я и сделал несколько историй, которые потом стали главами книги.

- А когда вы поняли, что это надо издавать?

Однажды на моей даче собрались друзья: художники, журналисты, офицеры, музыканты. Я предложил им прочитать свои отрывки. Я прочитал, повисла тишина. И мне говорят: " Это надо издавать, это интересно". Я понимаю, что собрались люди, которые ерунды не скажут. Тогда решил написать книгу исключительно для друзей. Я не торопился, и на это ушло 3,5 года. Затем отнес в издательство "Вече", они заинтересовались, как и Московский Дом Книги, который стал партнером проекта. Так вот неожиданно эта история завертелась.

- Давайте тогда перейдем непосредственно к книге. Ее рецензенты пишут, что вы придумали новый жанр. Как его можно характеризовать?

Я бы назвал его амальгамой, то есть сплавом металлов, который наносится на стекло, и появляется зеркало. В моей книге каждый может найти, что ему по душе: исторический роман, детектив, любовную или мистическую историю. Для меня же книга - амальгама, то есть сплав этого всего. Кстати, те же рецензенты сравнивают меня с Дэном Брауном, что мне не очень нравится.

— В то же время по формальным признакам сравнение с Брауном уместно. А вы кого из писателей любите, кто оказал влияние на ваше творчество?

Я понял, что любой писатель, любая книга — это важно и нужно. Я уверен, что надо читать все книги, и хорошие, и плохие. Чем больше прочтешь книг, тем скорее поймешь, какие хорошие. Я не понимаю, когда какие-то люди начинают дружно жечь книги. Даже плохие книги нельзя жечь. Их же писали, автор тратил на это свое время, душу. У человечества уже был момент, когда мы лишились Александрийской библиотеки. А люди, которые ее жгли, должно быть, думали, что совершают важное дело. Повторюсь, любая книга замечательна. У каждой книги есть хотя бы один читатель. И это уже много. Поэтому, я думаю, что сейчас литература должна приобретать новое значение.

- У любой книги есть, как принято называть, message, некое коммуникативное сообщение. Вы какой-то особенный посыл вложили в свое произведение?

Очень хороший вопрос. Изначально, как я уже сказал, хотелось просто развлечь друзей. Именно такую задачу я себе и ставил, когда писалась книга. Однако по мере ее завершения я вдруг понял, что надо еще что-то в книгу вложить, недостаточно одного приключения. Ввиду этого, могу сказать, что совершенно точно появится "Амальгама-2".

- Это уже готовое название?

Название у книги будет другое. Но по сути это будет продолжение истории "Амальгамы". Я постараюсь высказать наболевшее и, конечно, не обойдется без интересного приключения.

- Возвращаясь все же к идее книги. В чем она?

Можно сформулировать так: походят тысячелетия, а люди остаются прежними. Остаются неизменными чувства, любовь, предательство, счастье - эти вечные вещи. Мы даже сами порой не понимаем, насколько мы рядом с теми людьми, кто жил тысячелетие назад. Основная мысль моей книги в том, что несмотря на суету и кажущуюся сиюминутность сегодняшней жизни, есть вещи гораздо более важные.

- То есть, как говорили древние греки, человек - мера всех вещей...

Именно. Человек потому мера всех вещей, поскольку он - вселенная. И понять ее есть великая мудрость. А наш мир сейчас так устроен, что пытается нас все время отвлечь от этих красивых, больших и важных вещей.

- Рассматриваете ли вы в дальнейшем писательство как профессию?

Прошло совсем немного времени с тех пор, как я ощутил себя писателем. Я не ожидал, что будет такой успех. А как мне рассказали, продать 5 тыс. экземпляров книги неизвестного автора - это невероятный успех. Я стал ездить по городам, встречаться с читателем и понял, что дарю людям эмоции. Вдруг осознал, что это очень и очень интересно. Пока я совершенно не думал, буду ли переквалифицироваться. Сейчас мне хватает выходных дней и праздников. В это время я буду писать вторую книгу.

- Кстати, а вторую часть тоже "Вече" будет издавать?

Уже есть предложения от других издательств. Я их рассмотрю. Неожиданно на меня стали выходить люди из этого мира. Крупнейшая звукозаписывающия студия страны "Союз" приобрела у меня права. Она записала аудиокнигу, которая мне очень понравилась.

- Может уже были предложения и по экранизации книги?

Действительно, были. Я уверен что фильм по книге появится, разговоры об этом возникают все чаще. Однако я только вошел в писательский мир, а тут еще мир киношный. Все со своими законами, которые я пока постигать не готов. Сейчас я буду просто писать.