Компания Sojam готова предложить эффективные решения для защиты зерна
Материалы выпуска
В Краснодаре открылась аграрная выставка «ЮГАГРО» Пресс-релизы Больше вин и винограда: «Ариант» подводит предварительные итоги сезона Новости партнеров Достойная смена: как PepsiCo инвестирует в будущее сельского хозяйства Новости партнеров «Сингента» поднимает обработку семян на новый уровень Новости партнеров Виктория Емельянович: «На Кубани создаются вина высочайшего качества» Рынок Хачатур Гюлезян: «Ребрендинг – это смена отношения к потребителю» Рынок Компания Sojam готова предложить эффективные решения для защиты зерна Инновации Противоречивые рекорды: как российскому АПК не проиграть большому урожаю Рынок Коробка: «АПК Кубани должен расширять свое присутствие на мировом рынке» Рынок Много - не мало: что ждет экспортный рынок подсолнечного масла на Кубани Экспертиза
Инновации Краснодарский край,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Компания Sojam готова предложить эффективные решения для защиты зерна
Президент французской группы компаний Sojam Алэн Руссо рассказал РБК Краснодар о сходстве и различиях зернового рынка Франции и России, а также о современных технологиях защиты зерна от вредителей

— Почему компания Sojam выбрала российский рынок? Какие перспективы вы здесь видите для себя?

— Наша компания специализируется на производстве и дистрибуции технологий для обработки зерна. Поэтому нас, в первую очередь, интересуют страны с большим экспортным потенциалом. Сегодня Россия — один из крупнейших экспортеров зерновых в мире, поэтому логично, что российский рынок для нас очень интересен.

— Насколько актуальны для Франции проблемы с хранением зерна? Можно ли сравнить климатические и технологические условия с российскими?

— Конечно, между нашими странами есть сходство. Прежде всего, и в России, и во Франции зерно подвержено заражению: есть так называемые амбарные вредители, которые попадают в зерно не с поля, а развиваются непосредственно в зернохранилищах — и от них зерно необходимо защищать.

Есть определенные различия в климатических условиях: несмотря на то, что мы работаем на юге страны, зимы в России более суровые. Однако в этом есть даже свои плюсы, позволяющие с большей эффективностью проморозить зерно: с помощью его активного вентилирования с использованием холодного воздуха можно уменьшить проблему, связанную с его зараженностью. Однако здесь есть и свои сложности: чтобы качественно провентилировать и проморозить зерно, необходимо соответствующее оснащение элеваторов, которым не всегда обладают аграрии.

Еще одно сходство, характерное и для России, и для Франции, заключается в жестких требованиях по отсутствию зараженности зерна по всем экспортным контрактам.

— Как ваша компания может быть полезна российскому рынку в условиях рекордного объема сбора зерна?

— Ответ на этот вопрос кроется в самом вопросе. Поскольку собран рекордный урожай, экспортировать его разом возможности у аграриев не будет — это будет вынуждать их хранить зерно дольше и создавать для этого соответствующие условия. Наша технология позволит им не беспокоиться за свое зерно. Достаточно провести разовую обработку, и оно гарантированно долежит до того момента, пока не будет продано или экспортировано.

— Какие проблемы, связанные с хранением зерна, вы видите в России? Как их можно решить, на ваш взгляд?

— Насколько я понимаю, вопрос зараженности зерна стоит в России достаточно остро, и компания Sojam способна предложить такое технически и экономически эффективное решение, которое позволит решить эту проблему.

Мы предлагаем принципиально новую технологию обработки зерна, которая называется технологией холодной небулизации. Она появилась во Франции несколько десятков лет назад и в настоящее время получила широкое применение в сельском хозяйстве благодаря своей эффективности и экономичности.

— Как она работает?

— Небулизация — технология для обработки зерна в потоке, которая заключается в том, что при закладке в элеватор зерно равномерно покрывается частицами тумана величиной от 2 до 20 микрон. Процедура осуществляется благодаря одновременной подаче сжатого воздуха и инсектицида в корпус специальной форсунки. Препарат распыляется на микрочастицы в соответствии с заданными параметрами давления воздуха и скорости подачи. В итоге зерно обрабатывается в потоке, а затем перемещается на хранение или на отгрузку для дальнейшей транспортировки.

Эта технология «развязывает руки» элеватору, поскольку нет необходимости иммобилизировать партию зерна для ее обработки. Обработка производится без задержки подвижного состава. Также целый комплекс оборудования, который применяется с этой форсункой, позволяет достичь высокой степени автоматизации обработки — вплоть до того, что обработка будет проводиться практически без вмешательства человеческого фактора.

— Есть ли какие-то показатели эффективности этой технологии? Как она показала себя в плане сохранения зерна?

— Первым и основным показателем эффективности технологии холодной небулизации является остаточный эффект. Во-первых, обработка зерна позволяет уничтожить вредителей, во-вторых, она защищает зерно на протяжении длительного времени (от 3-х до 12-ти месяцев).

Впрочем, многое здесь зависит от условий хранения зерна, качества самого зерна, оборудования, тех технологий работы с зерном, которые применяются на каждом отдельном элеваторе.

Тем не менее, следует учитывать тот факт, что без применения этой технологии обеззараживания существует большая вероятность количественных потерь зерна, которые в свою очередь могут привести к экономическим потерям: зерно могут понизить в классе из-за его поврежденности насекомыми или не принять к поставкам вовсе, если в экспортных контрактах прописано полное отсутствие заражения в зерне. Также потери связаны с простоем подвижного состава, невозможностью отгрузиться в срок и так далее.

Точных статистических данных, связанных с повышением количественных и качественных показателей, у нас нет. Однако наш опыт говорит о том, что на зернохранилищах, где не применяется технология холодной небулизации, потери зерна из-за его зараженности могут достигать 15-20% и более.

— Чем эта технология принципиально отличается от других?

— Есть несколько основных технологий, с помощью которых обрабатывают зерно. Одна из основных — фумигация или газация. Она позволяет обработать зерно специальной газовой смесью с применением фосфидов магния или цинка, которая губительно действует на многих вредителей и микроорганизмов.

Ее главный недостаток заключается в том, что после обработки зерну требуется период экспозиции от двух недель и более. В это время с ним ничего нельзя делать, что в свою очередь может повлечь логистические и другие проблемы.

Еще один существенный недостаток — отсутствие остаточного эффекта: то есть, газовая смесь разово убивает вредителей, однако не защищает от появления новых заражений. Кроме всего прочего, используемые здесь вещества чрезвычайно токсичны и требуют высокой квалификации и определенных жестких условий применения непосредственно на предприятии.

Еще одна распространенная технология — это пульверизация. Она является предшественницей нашего метода обработки зерна. Она предусматривает собой работу с эмульсионными препаратами, которые необходимо разбавлять водой. Однако на деле эта технология оказывается намного менее практична, поскольку при использовании технологии небулизации используется препарат ПИРИГРЭН 50 Ж, который уже готов к применению. Это позволяет упростить работу, исключить человеческий фактор и практически автоматизировать обработку, чего пульверизация сделать не позволяет.

Принципиальное преимущество технологии небулизации заключается в использовании крайне малых доз инсектицида — всего около 4-8 литров на 100 тонн зерна. Преобразование препарата в густой микроскопический туман позволяет эффективно распределять химикат в зерновой массе, что невозможно при применении классической технологии пульверизации, где для достижения эффекта требуется огромное количество действующего вещества.

— Насколько дорогая эта технология? Будет ли она доступна российским сельхозпроизводителям?

— Она абсолютно доступна для большинства аграриев. Достаточно приобрести соответствующее оборудование, которое мы производим и которое можно адаптировать к любым зернохранилищам, начиная с самых маленьких по площади. Себестоимость будет зависеть от применяемой дозы препарата. К примеру, стоимость обработки на длительный срок — от шести месяцев и более — будет составлять от 50 до 70 евроцентов за тонну.

— Как аграрии будут о вас узнавать?

— Во-первых, мы уже открыли полноценное представительство в Краснодаре. У нас есть весь необходимый персонал, техническая и логистическая служба. Во-вторых, мы не просто предлагаем какой-то препарат — это комплексное решение проблемы хранения зерна «под ключ». Мы являемся производителями всего необходимого оборудования, обеспечиваем его монтаж в соответствии с техническим параметрами каждого отдельного элеватора и зернохранилища, а также полный цикл послепродажной поддержки и обслуживания. Кроме того, мы обеспечиваем регулярное бесперебойное обеспечение препаратом в зависимости от потребностей клиентов.

— С какими регионами вы планируете работать в первую очередь? Это будут только Краснодарский край и Ростовская область, или вы будете выходить и в другие субъекты РФ?

—Действительно, на первом этапе мы будем концентрировать свое внимание на Южном Федеральном округе: Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская и Волгоградская области — и в более широком смысле – на российском Черноземье. Но в дальнейшем мы планируем развивать наше присутствие и на другие регионы, где выращиваются зерновые. Также нас очень интересуют портовые терминалы на Черном и Каспийском море, которые обеспечивают экспорт российского зерна за рубеж.

Кроме того, мы также планируем ездить и общаться с сельхозпроизводителями, участвовать в различных форумах и выставках, специализированных отраслевых конференциях, чтобы о нас узнавали, с нами работали.

Наша целевая клиентура — это зерновые терминалы, ориентированные на экспорт, большие международные компании, которые работают на рынке сельхозпроизводства, а также непосредственно производители зерна. Со многими из них у нас уже есть налаженные контакты.

— Есть ли уже заключенные договоры с местными и российскими компаниями?

Несмотря на то, что мы пришли на российский рынок не так давно, у нас уже есть первые клиенты. Это объекты группы компаний «Луис Дрейфус». У нас также заключены контракты с российскими компаниями, на элеваторах и зернохранилищах которых мы уже поставили или планируем поставить наши системы.

— Если говорить об основных параметрах развития бизнеса сегодня: безопасность, экологичность, осознанность по отношению к будущим поколениям — как ваша компания видит себя?

— Это действительно очень важный вопрос, которому в Европе уделяется очень пристальное внимание. И во Франции, и в России любые препараты перед тем, как их допускают на рынок, подвергают очень тщательным исследованиям на предмет эффективности, токсичности и потенциального вреда для здоровья человека. Поэтому до того, как выводить какой-то продукт на рынок, мы тщательно прорабатываем все эти моменты — они имеют для нас первостепенную важность.